Право на аборт. Женское тело и репродуктивные права

Право на аборт. Женское тело и репродуктивные права
Меня действительно пугают тенденции, которые я наблюдаю в последние годы, когда отрицание науки крайне некомпетентными, алчными, или просто откровенно безграмотными политиками приводит к ухудшению социального положения миллионов людей. Будь то новый виток "войны с наркотиками" в Латинской Америке, ознаменовавший усугубление и без того неадекватной наркополитики, или отрицание антропогенного фактора в изменениях климата и как следствие выход США из Парижского соглашения.

Трамп: США выходят из Парижского соглашения по климату. *Аплодисменты* Так называемая «правая волна» принесла слишком много подобных новостей. В 2019 республиканцы из Алабамы протащили законопроект, запрещающий аборты под страхом пожизненного заключения, даже в случаях изнасилования или инцеста – билль 314. 25 мужчин-сенаторов приняли решение, что около двух с половиной миллионов женщин их штата недостойны своих репродуктивных прав. Классика. Республиканский представитель – Терри Коллинз выразила надежду, что введение этого закона создаст судебный прецедент, который позволит запретить аборты на всей территории США. Вскоре и другие штаты - Миссисипи, Кентукки, Огайо, Джорджия и Луизиана приняли законы, криминализирующие аборты. И это далеко не первая подобная инициатива: только за период с 2010 по 2016 32 штата приняли 338 законов, ограничивающих доступность легального аборта. Все в той же Алабаме недавно вообще произошел поистине людоедский случай – во время конфликта беременной женщине – Марше Джонс выстрелили в живот, что привело к гибели плода. И как вы думаете, кого признали виновным во всем этом? Саму Маршу.

Стрелка вскоре освободили, а Джонс были предъявлены обвинения в том, что она видите ли спровоцировала выстрел в себя, что привело к непреднамеренному убийству плода. В чем этой женщине и были предъявлены обвинения. Прямо консервативное «бинго» наяву – и оружие, которое несомненно «повысило безопасность» и убийство плода, приравненное к убийству ребенка, и еще в придачу ко всему – сама виновата в этом. Спровоцировала. К счастью, после бури общественного негодования, обвинения с Марши были сняты. На самом деле не только Штаты отличились. На момент 2018 года аборты по желанию женщины разрешены лишь в 61 стране мира из более чем двухсот пятидесяти существующих. Лишь перед тридцатью семью процентами женщин Земли стоит единственная законодательная преграда – сроки беременности, для всех остальных аборт доступен только при наличии медицинских показаний, где-то к ним добавляются и социальные, а где-то прервать беременность и вовсе нельзя – даже если это напрямую грозит жизни женщины.

Право на аборт. Женское тело и репродуктивные права

Только 37% женщин обладают (по крайней мере законодательно) этой репродуктивной свободой. В зависимости от того, какой позиции по отношению к абортам придерживается человек – «Пролайф» или «Прочойс» – «за жизнь» или «за выбор», разные люди оценят эти реалии по-разному. Пролайферы наверняка выразят надежду, что эти 37% женщин, населяющих нашу планету когда-нибудь лишатся возможности «эгоистично прервать чужую жизнь». Прочойсеры наверняка будут возмущены тем, что легальный доступ к абортам значительно ограничен для оставшихся шестидесяти трех процентов женщин. Независимо от ваших взглядов, я предлагаю вам взглянуть на факты, демографические данные и экспертные оценки социологов касательно последствий ограничения аборта. Кто-то укрепит свою позицию, а кто-то, возможно, переосмыслит свой взгляд на эту проблему. Чтобы пройти этот темный лес очередной замалчиваемой темы, мы обратимся к истории, истории страны, где женщины первыми в мире получили право на аборт.

Хотя нельзя не отметить шаги медиков в царской России, направленные на декриминализацию прерванной беременности – еще в самом начале 20-го века в резолюции «Общества русских врачей в память Пирогова» было официально признано – что единственная альтернатива искусственному аборту – создание эффективных противозачаточных средств. На 12 съезде этого Пироговского общества, что прошел в 1913 году, врачи рекомендовали правительству декриминализировать аборты. «Борьба с абортами должна вестись в области государственных и специальных реформ, а не карательных мер… Нынешнее законодательство об абортах не соответствует требованиям времени и должно быть пересмотрено…». В 1920 году уже Советская Россия - первой в мире - легализовала аборт по желанию женщины. Да, именно в Союзе сделали этот прогрессивный шаг, однако с расширением репродуктивных прав были свои сложности.

Так, просвещению в области контрацепции уделялось недостаточно внимания, что привело во многом к злоупотреблению прерыванием беременности у советских женщин. В 1929 году, анализируя ситуацию в Ленинграде, демограф Владимир Паевский писал, что за границей аборты используются в качестве способа ограничения нежелательных рождений лишь «в некоторой степени», а главная роль принадлежит противозачаточным средствам. В Ленинграде же, «главнейшую, преобладающую роль, по-видимому, играет аборт, и практика противозачаточных мероприятий еще не получила широкого развития». Тем не менее, вывод абортов из подполья и перевод их в медицинские учреждения, обеспечил не только большую безопасность для здоровья женщин, но и стал очень хорошим толчком к расширению репродуктивных прав. Все это рисовало очень радужные перспективы, но, к сожалению, такие тенденции продержались лишь до конца 1920-х годов. Далее взгляд политической верхушки резко поменялся, и на смену экспертной оценке врачей пришел страх: советские женщины рожают недостаточно.

В первой половине 1930-х проявились отчетливые признаки снижения рождаемости, особенно на фоне голода 32-33 годов. В 1934 году в России родилось на 38% меньше детей, чем в 1928. К 1936 году было ясно – рост рождений в будущем очень сильно замедлится. По сути СССР столкнулся с глобальными демографическими закономерностями. Однако пути преодоления сопряженных с этим трудностей оказались не самыми удачными. Боязнь демографического кризиса у политической верхушки слилась с ожесточённым контролем в области личной жизни, характерным для этой эпохи. Вскоре аборты были запрещены: сперва для бездетных женщин (да и женщинам со второй беременностью часто приходилось сталкиваться с давлением со стороны врача), потом аборты сделали платными, а в 1936 году их запретили во всех случаях, кроме тех беременностей, которые представляли непосредственную угрозу для жизни женщины. Аборты вновь возвели в ранг уголовного преступления, причем как для беременной женщины, так и для лица, проводившего операцию. И мало того – советские дамы не получили никакой другой помощи в виде, например, большей доступности контрацепции.

Страна сказала – нужно рожать! Все это привело не к самым благоприятным последствиям: к 1950-ым СССР стал мировым лидером по числу неполных абортов и нежелательных беременностей. Оснований считать, что у советских людей этого времени были верные представления об эффективной контрацепции у нас тоже не очень много. *Собрание комсомольцев* - Товарищи! Из-за неуёмной жадности производителей советской резины, продиктованной отголосками капиталистического строя, комсомолка Тамара беременна вот уже 15 раз! Мы вынуждены заставить гражданина Аркадия выполнить свой гражданский долг и вступить в законный брак, с комсомолкой Тамарой. Товарищи согласны? Принято единогласно! - УРАА! *Аплодисменты* - Позор бракоделам резиновой промышленности! После того, как постановление о запрете абортов было принято в 36-ом, власти Союза потратили немало усилий на то чтобы идеологически обосновать этот закон. Доходило буквально до двоемыслия: «В то время как все буржуазные страны мира не знают, куда девать своих людей, где найти им работу, чем их накормить, нам людей не хватает… Нам нужны всё новые и новые борцы — строители этой жизни. Нам нужны люди. Аборт, уничтожение зарождающейся жизни, недопустим в нашем государстве строящегося социализма…

Советская женщина уравнена в правах с мужчиной. Для нее открыты двери во все отрасли труда. Но наша советская женщина не освобождена от той великой и почетной обязанности, которой наделила ее природа: она мать, она родит». Нет, ну конечно советская женщина уравнена с мужчиной в правах, правда право не рисковать собственным здоровьем во время того, как мужчина становится отцом у мужчины есть, а вот право на безопасность для собственного тела у женщины вновь отняли. Равноправие – ну это когда кто-то решает, как женщине распоряжаться своей маткой. Или я что-то путаю? К слову, по забавному стечению обстоятельств в этом же 36 году в гитлеровской Германии был учрежден официальный институт с говорящим названием «Центральное имперское бюро по борьбе с гомосексуалИЗМОМ и абортами».

Как по мне этот текст с небольшими правками можно было бы услышать и в какой-нибудь современной думе: «Большое количество абортов, которые являются серьезным нарушением идеологических принципов национал-социализма, а также гомосексуальная активность значительной части населения, которая является одной из самых больших опасностей для молодежи, представляют значительную угрозу для политики народонаселения и общественного здоровья и требуют большей, чем когда-либо, эффективной борьбы с этими эпидемиями». Нельзя и не вспомнить заявление Геббельса: «Миссия женщины – быть красивой и давать миру детей» - почти что поздравление с 8 марта от людей, не очень знакомых с историей праздника. Пример Германии здесь иллюстрирует тот факт, что демографические закономерности коснулись далеко не только СССР, и далеко не только в СССР принимались не очень адекватные решения, отражающиеся на жизни и здоровье граждан. Но это был 36 год.

Среди прочего, советских женщин пытались убедить, что все это их же воля – в самом тексте постановления о запрете абортов говорилось, что советское правительство пошло «навстречу многочисленным заявлениям трудящихся женщин». К сожалению, женщин об их заявлениях забыли спросить, ведь этот запрет повлек чудовищные последствия для их здоровья. Когда женщине законодательно не оставляют выбора, как распоряжаться своей маткой - это не означает, что женщины перестанут этот самый выбор совершать. После 1936 была быстро налажена система производства нелегального аборта, и что еще хуже, получила распространение практика самоаборта. Своего рода «инструкторы», за определенную плату давали советы, где и как можно прервать беременность.

Подпольные аборты производили не только профессионалы-врачи, но и люди, не имеющие к медицине никакого отношения – рабочие, домохозяйки и служащие, прачки и знахарки. В числе зарегистрированных абортов в советской России, аборты по медицинским показаниям, т.е. легальные аборты - составляли менее 10%, от их общего числа. Остальные были начаты вне медицинского учреждения и включали как самопроизвольные, так и нелегальные аборты, приведшие к осложнениям и потребовавшие лечения в клинике. В некоторых областях количество легальных абортов и вовсе составляло от 2 до 5% в общей статистике. Естественно все это не только самым пагубным образом отразилось на здоровье огромного количества женщин, но и привело к увеличению материнской смертности. Если в 35 году умирало 253 женщины на 100 тыс. живорождений, то в 1940 – уже 329 на каждые сто тысяч.

Винить в этом можно как переполненные больницы, так и банальные случаи не самой безопасной беременности, которые раньше могли быть прерваны с гораздо меньшим количеством препятствий. В некоторых ситуациях женщины попадали в совершенно безвыходное положение: без возможности прервать нежелательную беременность, с перспективами жизни в и без того неблагоприятных условиях, под клеймом матери-одиночки – многие находили выход лишь в инфантициде. Так, доля убийств детей до года в общем числе зарегистрированных убийств за период с 1934 по 1940 выросла почти в два с половиной раза! Помимо материнской смертности все также предсказуемо выросла смертность от аборта и его последствий – переход в подполье не располагает к безопасности выполнения процедуры. Если в 35 году было зафиксировано около 450 смертей от осложнений после аборта на ВСЮ Россию, то в 36 уже больше девяти сотен.

Смертность неуклонно росла вплоть до начала войны, в 40 году она составляла 167 женщин на 100 тысяч живорождений. Что колоссальные цифры, особенно по сегодняшним меркам. По оценкам демографов, за период с 36 по 55 от последствий аборта в городах России погибло, как минимум, 32 тысячи женщин, подавляющее большинство из них – от внебольничных абортов. Какое количество женщин столкнулось с нелетальными последствиями небезопасных абортов даже сложно оценить. Добились ли поставленных целей по приросту числа рождений власти Союза? На цифры вы можете взглянуть сами: в 1937 году прирост числа рождений был большим, чем в 1936. Однако, в 1938 году роста числа рождений практически не было, в 39 это число сократилось, в 1940 году оно уже было ниже, чем в 1936. Запрет аборта лишь слегка и ненадолго притормозил дальнейшее сокращение числа рождений. Всего на 1 год. К уровню 1931 года, когда аборт был разрешен, это количество рождений не вернулось никогда. Польный провал, стоивший стольких страданий и человеческих жизней. Практически полное отсутствие прироста рождений как раз и говорит о том, что женщины продолжали осуществлять регулирование деторождения, а при крайне слабой культуре контрацепции в СССР, это было возможно лишь за счет достаточно массового распространения подпольных, небезопасных абортов. Этот запрет был отменен лишь в 1955, спустя 2 года после смерти Сталина.

После повторной легализации абортов, смертность от их последствий сократилась почти вдвое всего за год. Число убийств детей до года в общей статистике убийств снизилось и в 1957 г. составило всего 3%. Демографам давно известно, что непосредственной связи между рождаемостью и распространенностью абортов нет, запрет на аборты всего лишь вытесняет их в небезопасное подполье. Законодательство влияет не на распространенность абортов, а на степень безопасности процедуры. Одна из главных проблем репродуктивной политики СССР этого печального периода описывается таким емким словосочетанием как «авторитарный натализм» … но я предпочитаю термин «социальное скотоводство» - когда политическая верхушка надеялась решить демографические проблемы страны путем введения запретительных мер на распоряжение маткой. Словами известного сексолога, исследовавшего в том числе и этот период СССР - Игоря Кона: «государство предписывало населению репродуктивное поведение, начиная с формулирования его мотивов и кончая выбором способов контроля за рождаемостью».

В то же время стоит понимать – на момент введения запрета в 36 году еще не было консенсуса о неэффективности и тех чудовищных последствиях, которые влечет за собой ограничение репродуктивных прав. Да и само понятие репродуктивных прав окончательно было сформулировано несколько позже. Как и мир в целом в эти годы не очень-то стремился к легализации абортов. Всемирная Ассамблея Здравоохранения определила небезопасный аборт как серьезную проблему общественного здоровья только в 1967. Однако, последствия этого запрета для Союза эхом отдавались долгие годы. Даже после повторной легализации абортов в 55 году, адекватное «планирование семьи» оставалось все также недоступным большинству женщин. Это происходило из-за отсутствия соответствующей информации и просвещения, отсутствия специализированных медицинских служб и квалифицированных кадров, отсутствия доступа к современной на тот момент контрацепции.

Наконец предвзятости многих врачей и рядовых граждан. Суровая реальность такова, что аборт по-прежнему оставался одним из главных способов предотвращения нежелательных рождений. Против такой реакционной политики в СССР этого периода выступало немало врачей, социологов и демографов – они приводили самые разные данные о том, что необходимо продвигать оральные контрацептивы и внутриматочные средства, а не просто отмахиваться от полового просвещения, прикрываясь антизападной риторикой. - Секса у нас нет и мы категорически против этого! - Секс у нас есть! У нас нет рекламы! Однако официальная позиция Минздрава была непоколебима. Непоколебима до наступления гласности – политики большей открытости. Тогда прогрессивные медики и демографы смогли побороть этот консерватизм и проблемы «планирования семьи» наконец признали.

Что открыло целый спектр новых вызовов - проблемы с закупкой и обеспечением населения новыми контрацептивами, отсутствием квалифицированных специалистов, сложившимися предрассудками людей и так далее и тому подобное – СССР так и не смог решить эту проблему, в 91 году он распался. Как мы видим – политика, ограничивающая репродуктивную свободу граждан и их просвещение в этой сфере, имеет крайне тяжелые и продолжительные последствия, отражающиеся на здоровье и качестве жизни огромного количества людей. Сегодня легальный аборт является одним из самых безопасных медицинских вмешательств, что подчеркивает не только всемирная организация здравоохранения, но и статистика смертности от последствий аборта.

В России, к примеру, за 2016 год было зарегистрировано около 688 тысяч абортов. При этом было зафиксировано 6 материнских смертей от последствий легального, медицинского аборта. Т.е. меньше одного случая на 100 тыс. процедур. Если сравнить этот риск с риском умереть от родов и их осложнений, когда на один миллион восемьсот девяноста три тысячи рождений приходится 171 случай смерти, то выяснится, что на каждые 100 тыс. родов приходится около 9 смертей, против 0,8 смертей от аборта в клинике. Т.е. буквально – риски умереть от родов и их последствий в России в 11 раз выше рисков умереть от последствий легального аборта, и это при том, что многие рекомендации ВОЗ касательно обеспечения безопасности абортов в России не всегда выполняют.

Например, наиболее безопасные для здоровья женщины методы прерывания беременности - вакуумная аспирация и медикаментозный аборт, в России разрешены только на самых ранних сроках. И соответственно большинство абортов в учреждениях Минздрава России выполняется хирургическим методом выскабливания — методом, который ВОЗ рекомендует использовать лишь в исключительных случаях, когда нет возможности применить другие методы или, когда другие методы потерпели неудачу. И даже несмотря на все это – все равно вероятность пострадать от родов в разы выше вероятности пострадать от аборта. И Россия в этом отношении далеко не уникальна. В США вероятность умереть от аборта в 14 раз НИЖЕ вероятности смерти, связанной с родами. Это было продемонстрировано при анализе статистики с 1998 по 2005 год. Четырнадцать мать его раз.

Запрет на аборты это самое настоящее людоедство - лишать женщин права на безопасную медицинскую процедуру, дабы заставить их рисковать собственным здоровьем против их воли, просто потому что эта «замечательная» идея пришла в голову «замечательному» правительству – чудовищно. Всемирная организация здравоохранения подчеркивает: «Всем женщинам, включая девушек-подростков, необходим доступ к методам контрацепции, а также к службам обеспечения безопасного аборта в полной мере, разрешенной законом, и качественного ухода после аборта». Вопрос об абортах — это не вопрос мнения. Это вопрос общественного здравоохранения. И научно обоснованная позиция главной международной организации, занятой вопросами этой сферы более чем однозначна. Если вам интересны темы касающиеся физиологии полов, репродуктивных прав и вопросов гендера, то больше качественных материалов вы сможете увидеть в сообществе Equality. Они помогают мне с этой серией роликов, посвященных половому просвещению. Какие из всех этих историй можно вынести выводы?

А мораль сей басни такова, что, во-первых, у каждого консерватора, ратующего за запрет абортов, дома должен висеть портрет Сталина, как олицетворения тех идеалов по сохранению и преумножению «новой жизни», которые отстаивают эти ребята. *Я простой… Православный Сталинист!* *Чмок* А во-вторых – если серьезно: многие просто не понимают – но нет людей, которые бы выступали «ЗА АБОРТЫ». Есть те, кто признает право женщины на репродуктивное здоровье и выступают за научно обоснованную политику в этом вопросе. Единственная адекватная и реализующая репродуктивные права человека альтернатива абортам – это контрацепция и комплексное половое просвещение, развитие сексуальной культуры – Т.Е все то, чего так боятся все эти религиозные консерваторы, радикалы, мамкины антифеминисты, и прочие не очень-то ценящие права женщин граждане, частенько относящие себя к пролайферам. Вместе с тем большинство средств контрацепции, даже при их комбинировании не будут гарантировать абсолютно полное изъятие всех случаев нежелательной беременности из общей статистики – и поэтому право на безопасное прерывание этой беременности должно быть у КАЖДОЙ женщины.

Тот факт, что в сегодняшнем мире такое право есть лишь у 37% женщин населяющих нашу планету как нельзя лучше иллюстрирует проблемы в законодательной сфере большинства стран мира. Я специально начал с рассказа о современном положении дел в штатах, чтобы продемонстрировать – сегодняшняя политика во многих своих аспектах не только бесконечно далека от научной обоснованности – она не вписывается даже в бытовой здравый смысл. Если в 36 году такие законы хотя бы можно было списать на банальную неосведомленность о последствиях, демографические перемены и усиление авторитаризма, связанного с политико-экономической ситуацией на мировой арене, то сегодня подобные законы являют собой исключительное мракобесие, вызванное лишь идеологическими предрассудками. И эта тенденция – когда откровенно опасные для общественного здравоохранения идеологические группы получают все больше влияния, проталкивая свои вредные идеи в законодательство, должна насторожить любого человека, чье мышление не отравлено радикальными идеями.

Каждый раз, когда я слышу об очередной «замечательной» инициативе в этой сфере – будь то сокращение оснований для социальных абортов, предложение рассказывать сказки о рисках прерывания беременности, впрочем, игнорируя суровую статистику по рискам осложнений от родов, введение обязательного периода ожидания после обращения женщины в лечебное учреждение, консультацию у психолога, иногда по совместительству и попа, которую иначе чем манипулированием и давлением на женщину не назвать, запрет абортов в частных клиниках, или предложение вывести аборты из системы обязательного медицинского страхования. Каждый раз я получаю очередное сотрясение мозга от фейспалма и экзистенциальное чувство обреченности человечества от непробиваемой тупости подобных инициатив. Запрещенные аборты – это огромная проблема даже в сегодняшнем мире, оттого и такими чудовищными выглядят решения, лишь усугубляющие эту проблему.

По данным 2012 года, в мире ежегодно выполнялось 22 миллиона небезопасных подпольных абортов, что привело к смерти 47 тыс. женщин и тяжелым осложнениям еще у 5 миллионов. Выбор никогда не стоял между абортом и его запретом. Выбор стоит между жизнью, здоровьем женщины и религиозно-идеологическими предрассудками. Я прекрасно понимаю, насколько эти предрассудки сильны – практически под каждым моим видео найдется пара сотен комментариев, которые оставили люди с синдромом ущемленной идеологии и разрушенного манямирка. Но даже если вы симпатизируете взглядам пролайф, я надеюсь, вы проявите достаточно воли чтобы усвоить эти ценные уроки истории и будете поменьше поддерживать крайне нерациональные решения в области репродуктивных прав, что чудовищным образом отражаются на жизнях миллионов женщин. Жаль, что эти ценные уроки, известные любому социологу или демографу способны усвоить далеко не все власть имущие граждане. Меня чертовски пугает эта тенденция, ведущая к миру, где постправда становится всеобщей политической доктриной.

Огромная благодарность всем, кто осуществляет поддержку на Патреоне. Эти видео выходят исключительно благодаря вам. Сами понимаете - половое просвещение, аборты... Это не очень монетизируемая тема. Если бы не вы - это видео не вышло бы таким. В будущем я могу почаще затрагивать темы связанные с социальной географией и демографией. Все-таки я не только учитель биологии, но и учитель географии и это было в моем курсе. Например, тему аборта в СССР мы проходили в университете. По-моему это было года 4 назад. 5 лет назад, в 2014 я на основном канале - TrashSmash как-то делал видео по этой теме, где я также упоминал опыт СССР. Но сами понимаете - 5 лет прошло. Это достаточно большой срок. Насколько я помню - на тот момент это был мой первый опыт работы с хромакеем. Не самый удачный, и в целом то видео визуально воспринимается не очень хорошо. Так что, это своего рода "расширенный ремейк", расширенная версия. Я надеюсь вам было интересно.
.
Похожие
ИноЕда
Популярные авторы
Новые рецепты
Кулинарные шоу
МастерШефМастерШеф Все 12 сезонов
Популярное сейчас
Контакты
«ИноЕда» 2020-2021