Советы родителям, как воспитывать ребенка и детская психология

Советы родителям, как воспитывать ребенка и детская психология
Давайте наконец разберемся, что такое детские капризы? Не буду, не буду. Я тебя скручу, буду держать, и тебе этот укол уколют. Меня все равно любят. Ты будешь плакать, ты будешь возражать, ты будешь, возможно, кричать и беситься. Наташа, давайте немного поговорим о ненасильственном общении. Язык счастья нам доступнее взрослым, если он был нам знаком в раннем детстве. Взрослые даже, когда плачют ночью в другой комнате, к ним никто не подходит. Нам сложно. Ему в разы сложнее. Над собой хорошо бы было поработать перед тем как... делать новых людей. Не знаю где, на небесах или у мамы в животе.

Привет. С вами Алла Клименко. И это канал "Алла и счастье". Сегодняшний выпуск будет посвящен воспитанию детей. Давайте наконец разберемся, что такое детские капризы? Можно ли детей наказывать? Да и в принципе, нужно ли их воспитывать или лучше подавать собственный пример? Сегодня у меня в гостях Наталья Кучеровская. Она специалист в области родительско - детских отношений, практикующий психолог и кандидат психологических наук. Наталия, здравствуйте. Здравствуйте, Алла. Наталия, очень интересно узнать ваше отношение к воспитанию детей. Есть такая интересная поговорка, такая фраза "не воспитывайте детей, воспитывайте себя". Да, потому что дети скорее последуют не вашему совету, а вашему примеру.

Разделяете ли вы эту точку зрения? В определенной степени безусловно разделяю, поскольку дети действительно много чему обучаются глядя на нас. Один из в общем-то первых способов обучения, это через наблюдение. Они усваивают те способы поведения, эти способы реагирования и слышат комментарии, которые мы делаем. И, безусловно, это все составляет содержание их жизни. И это то, на основание чего они ориентируется в этом мире. Что касается самой фразы "не воспитывать детей", то, может быть, в таком буквальном смысле и я соглашусь, что не стоит воспитывать. Но все же безусловно, мы подсказываем им некоторую рамку, которую считаем для себя и для их будущего оптимальной, которую считаем, что им так будет хорошо, они будут эффективнее, они будут продуктивнее и прочее. И потом мне кажется, что нам взрослым нужно обдумывать этот факт, что все наше воспитание оно осуществляется через отношения.

Нет каких-либо актов, каких-либо действий, которые мы можем делать и считать, что это воспитательный акт. А потом начинается что-то, что не имеет отношение к воспитанию. Так не бывает. Всё наше общение - это воспитание. И мы взрослые люди каждый раз обратившись к ребенку так или иначе, прожив с ним так или иначе, отреагировав на него каким-то образом. Мы даём ему определенный эмоциональный опыт. Этот опыт ребенку дает ориентировку. Я какой? Другой человек он какой? Вообще, этот мир, что из себя представляет? Чего здесь больше добра, зла, радости, трудности и прочее. Вот смотрите, у меня есть такой классный пример. На майские праздники я отдыхала и видела, как в тренажерный зал приходил отец со своим сыном.

Там где было написано большими буквами, что детям, если не ошибаюсь, до 10 лет не разрешается использовать тренажеры. Но этот отец настаивал, что его сын будет качаться на этих тренажерах. Я думаю, сыну года было четыре на самом деле. И не смотря на то, что ребенок плакал, отец заставлял его делать различные упражнения на тренажерах и, это важный момент, абсолютно даже не понимая, как некоторые из них использовать Он даже их не по назначению использовал. И когда другие люди подходили и говорили, он их отгонял и говорил: это моё дело, и так далее. Соответственно, когда мы говорим о воспитании в том числе, возникает вопрос, что многие родители хотят сделать как лучше. Но кто-то это делает ремнем, кто-то это делает криком, а кто-то просто заставляет качать на тренажерах мышцы, которые, собственно, здесь и не имеют место быть. Понимаете? Другая задача у этого тренажера и у ребенка, и возраст. Так вот, такой вопрос. Над собой хорошо бы было поработать перед тем, как начинать.

Это идеальная картинка. Сначала подготовиться, настроиться, как-то себя укрепить, как-то себя изменить, а потом уже делать новых людей. Бывает по-разному. Дети приходят разными путями, в разное время. Нам поможет, если мы будем держаться тех правил, которые выверены чем-то, то есть написано, что "нет", значит "нет". Личностная патология родителей будет отражаться на детях. Здесь те защите варианты защиты, способы защиты, которые общество может предложить, это выстроить те правила, по которым мы действуем в этих ситуациях, в этих и в других с учетом потребностей детей, которых, к сожалению, иногда приходится защищать от своих собственных родителей. Это правда жизни и не такая большая редкость. Наш канал называется "Алла и счастье", поэтому важный вопрос: как воспитать счастливого ребенка? Что для этого нужно делать? Когда нужно начинать?

Спасибо за этот вопрос. Мне хочется рассказать то, что я думаю на этот счет, поскольку очень часто, когда вижу ваши записи, слушаю ваше выступление, у меня очень перекликается то, что делаю я и то, что делаете вы. Поскольку, в сущности, вы подсказываете, обучаете взрослых уже людей тому, что нужно сделать внутри себя, чтобы испытывать это чувство счастья более полно, чтобы вообще быть способным его ощущать. Моя сфера деятельности она связана с тем, чтобы подсказать родителям, как лучше выстраивать отношения с ребенком для того, чтобы он изначально формировал внутри это пространство, которое будет давать ему эту способность ощущать себя счастливым человеком. Вот одна из книг, которые сейчас есть на нашем украинском рынке. Вообще, интересная книга. В русском переводе на уже есть. Немецкие специалисты по детской психологии Карла Бриша.

Его книга так и называется "Теория привязанности воспитания счастливых людей" Здесь в этом направлении есть две таких интересных ветки. Во-первых, это самый современный последних десятилетий исследователей в области нейронаук, которые показывают, что качество отношений, в которых ребенок живет, оно влияет на то, как развивается его мозг. Оно влияет настолько принципиальным образом, что во многих европейских странах, в Америке колоссальные усилия затрачиваться на то, чтобы родителей обучать, информировать, как-то повышать их родительскую культуру, уровень родительской компетентности, а с другой стороны, ближе к физиологии, перекрестные, междисциплинарные исследования.

Собственно, психологическая есть очень интересная теория, так называемая "теория привязанности". Сейчас о ней много слышно, многие родители что-то о ней читали, наверняка. Эта теория о том, как зарождаются эти отношения. А самое главное, какими отношения должны быть, чтобы в перспективе мы получили, перспективе из этих отношений вырос взрослый человек, который был бы способным испытывать это чувство счастья. Ведь вы очень важный акцент обычно делаете на своих выступлений, говоря про счастье, что счастье не зависит от того материального мира, в котором мы находимся, это внутреннее состояние. Эта теория как раз показывает, что это внутреннее состояние, которое может возникнуть в отношениях, которые ребенок ощущает как безопасные. Когда ребенок понимает, что он находится в безопасности. Чувствительным периодом для становления этого паттерна, этого типа привязанности является ранний возраст до полутора лет. Стабилизируется этот тип привязанности.

Этот тип эмоциональных отношений, которые у ребенка складываются с значимым взрослым. Когда он понимает, что все хорошо. В общем и целом он понимает это. Что все хорошо, что мир безопасен, моя мама надежна, я могу доверять себе. Я люблю на лекции или на каких-то встречах с родителями рассказывать такую историю. Смоделировать такую историю. Если представить, что маленький ребенок, младенец плачет и такая нормальная мама реагирует на этот плач беспокойством. Она приходит ребенку, она пытается сориентироваться, что стало причиной беспокойства, убирает причину этого беспокойства. И ребенок испытывает облегчение и он снова улыбается, он снова доволен. Так вот, если бы можно было так представить, как ребенок изнутри это ощущает такую ситуацию, это было бы примерно так: я испытал некий дискомфорт. Что может сделать ребенок, когда он испытывает дискомфорт?

Он сам себе помочь ничем не может, он мокрый памперс не может вынуть из под себя, он не может попить воды и он не может, ничего не может сделать. Он может только подать сигнал своим телом, своим голосом и рассчитывать на то, что эти сигналы распознает кто-то и придет ему помогать. То есть, он посылает сигнал, он психически напрягается, чтобы послать сигнал и подобрать тот сигнал, чтобы он был расслышан взрослым. И вот взрослые приходят, мама приходит. Младенец что понимает? Появилась она в ответ на мои сигналы. Вернее, мы понимаем, что он не понимает, он просто фиксирует свои ощущения. И у него нет понимания, что мама передвигается по своей доброй воле, это она такая чуткая, заботливая, она решила прийти, а другая мама могла бы решить, я тебя недавно покормила, я тебе недавно сменила памперс, перекричит, переплачет. И она не подойдет.

Тот факт, что мама подошла, это ее добрая воля. Это не следствие усилий ребенка. Но он об этом ничего не знает. И этот цикл ситуации завершается для него так, что я приложил усилия, я плакал, она пришла я молодец! То есть вот из такого чуткого контакта между мамой и ребенком. Безусловно, здесь ведущая роль взрослого, то есть его чуткость, его чувствительность. Принятие этого факта, что взрослый заботится о ребенке, о младенце, оно зарождает в душе ребенка очень сильное чувство, чувство компетентности. То есть мои усилия вот они сейчас такие, но это усилия. Они что-то изменяют в этом пространстве и к лучшему. В перспективе, это ощущение взрослым человеком своей компетентности. Я могу. Не важно, что, что бы жизнь не подвернула мне, какое испытание, какую трудность. Я смогу с этим справиться. Либо своими усилиями, либо привлеку помощников, но я справлюсь.

Дает ребенку спокойствие, дает человеку взрослому спокойствие, дает ему уверенность, дает ему много энергии. Смотрите, как интересно, бытует мнение, что ребенка можно разбаловать таким вниманием и, что он манипулирует и, что его не нужно приучать к рукам, не нужно ему дарить слишком много любви, вырастет эгоистом. Поразительно, откуда появляются такие мысли и что вы думаете на этот счет? Я с удовольствием расскажу, что я думаю на этот счет, поскольку вся моя практика работы с родителями за последние годы показывает, что этот вопрос коронный. Независимо от того, родители ждут еще только первого своего ребенка, ждут, они ещё не знают, как это на самом деле жить с младенцем, но у них есть безусловно свои некоторые представления, опасения. Они как-то моделируют эту жизнь с ребенком. И если у родителей взрослые дети, они тоже об этом беспокоятся.

Так вот, действительно, этот страх родителей о том, чтобы не избаловать ребёнка. Это один момент, а другой момент, чтобы не допустить, чтобы он стал манипулятором. Этот страх, это опасение оно столь сильно, оно столь встроено в наши родительские чувства, наши переживания относительно того, как лучше с ребенком общаться. Что родители зачастую искажают свое общение с ребенком. Все это поведение родителя, все его попытки удержать свой импульс взять ребенка на руки, утешить ребенка противоестественны для потребностей ребенка, для природы ребенка. Это установки, которые идут откуда-то из глубин предыдущих поколений, которые передаются нашему поколению, еще более молодым мамам. И это то, что мне бы хотелось приложить какие-то усилия, того чтобы это остановить.

Предложить родителям, давайте подумаем, давайте подумаем в чем на самом деле нуждается ребенок, действительно ли он избалуется чем-то? Мне кажется, родителям стоит периодически вспоминать, что у ребенка нет злого умысла против родителей. Даже тот маленький ребенок, который действительно предпочитает быть на руках у мамы или у другого близкого взрослого. Потому что это то место, где ему максимально комфортно. Мы говорили уже про безопасность. Это то место, где он чувствует себя в максимальной безопасности. Все его тело мама обнимает, здесь тепло, он никуда не выпадает, он накормлен. Это моменты такого полного счастья младенческого, это момента такого рая на земле, в которых ребенок чувствуете очень хорошо и туда стремится.

Это возрастная норма, если так сказать сухим научным языком, это возрастная норма. Ребенок этого желает. Это нужно для того, чтобы его мозг получал те необходимые впечатления телесные и хорошо развивался. Мы же хотим, чтобы наш ребенок хорошо развивался, мы же хотим, чтобы он в перспективе был умным. Но мы почему-то решаем, что лучше его не брать на руки, не давать ему то, в чем он нуждается. Моменты, в которых взрослые путаются, это не разделяют нужду ребенка и желание ребенка. Если назвать нужду желанием и занять позицию, что но я же не должен потакать каждому желанию. И он не будет помогать ребенку удовлетворить нужду, то есть то, без чего ребенок тормозится, будем говорить так немножко радикально, в своем развитии.

Да, он не может, он не может ни пить. Что будет, если ребенка не поить? Что будет, если не давать ему кушать? Он будет испытывать большой стресс, будет отставать в развитии и прочее. Давайте перечислим варианты нужды у детей. На самом деле их не так много. Особенно сейчас говоря о маленьком возрасте, их не так много. Базовое, о чем мы говорили и возможно не раз еще скажем, потому что, действительно, одно из ключевых это потребность в безопасности. Причем есть два аспекта. Есть физическая безопасность ребенка, с чем кстати родители достаточно хорошо справляются. Они немного изучают, как ребенка лучше кормить, как ухаживать за его телом, как его закалять и прочее. Этому уделяется много времени и прекрасно.

Родители с детьми попадают в множество ситуаций. Они должны, чем больше информации, тем оптимальнее сориентируются. Но есть другая сторона безопасности. Это эмоциональная или психологическая. Для ребенка и даже не важен возраст. Младенец это или ребенок 5 лет, 7 лет, 10 лет. Чувство безопасности дается взрослым, который готов услышать, понять потребность и помочь удовлетворить эту потребность. То есть эти отношения безопасны. То есть родитель ничем не травмируют ребенка. Не заденет его личное Я. Не проигнорирует его эмоции, не будет посмеиваться. В сущности, если нам чуть-чуть иногда вспоминать, думая о себе, например, что значит для меня психическая безопасность? Как это? Что это за человек другой, рядом с которым я чувствую себя совершенно спокойно, расслабленно и знаю, что моему Я ничто не угрожает. Вот так же ребенку нужен такой взрослый, с которым он не только физически защищен, но и эмоционально защищен.

То есть ощущение безопасности. Во-вторых, это ощущение того, что меня принимают таким какой я есть, что и когда я доволен и послушен, и мы гармонично с мамой в контакте находимся и мама меня принимает тогда, когда я раздражён, когда я в истерике, когда меня охватила какая-то эмоция, безобразно себя веду. Я тоже могу положиться на свою маму, на своего папу, на своих ближайших взрослых и рассчитывать, что меня примут и таким. Здесь ещё есть один интересный момент, что принятие во многом обеспечиваем ребенку мы взрослые и это принятие может нам сбивать наши внутренние ожидания. Такой самый простой пример, как это может быть. Ждали девочку, родился мальчик, ждали мальчика, родилась девочка. Я знаю одну семью, в которой папа так ждал вторым ребенком мальчика, что когда родилась девочка, он три месяца не мог к ней подойти. Искажает ли это общение родителя с ребенком? Безусловно.

Ребенок не чувствует себя принятым, он чувствует, родитель может не говорить этого словами, он это транслирует своим поведением. Что родитель чем-то недоволен, меня не принимает, что-то во мне не нравится. У детей довольно долго сохраняется такая конструкция восприятия себя самого через родителя. Что, если мама, папа ко мне доброжелателен, он мне улыбается, со мной ласковый, значит я ему нравлюсь, я хороший, он меня любит. Если мама зла, если мама как-то недовольна мной, значит она меня не любит, я не нравлюсь, я нехороший. Это похоже на развитие чувства стыда и чувства вины. Безусловно, это палитра этих сложных чувств. Очень легко вызвать эти чувства. Говоря родителях, мы же можем говорить с чего мы начинали, что супер важно для взрослого человека тоже работать с самопринятием.

Если он будет принимать себя, вполне возможно он и будет принимать ребенка с различным поведением и в различных средах. Конечно. Родитель составит перед ними какие-то новые, до сих пор не решаемые, которые до сих пор не приходилось решать, задачи и, прежде всего, это задача такого психологического эмоционального плана по работе с самим собой. Это большая работа. И в частности я говорю, для ребенка важно с каким эмоциональным сообщением мы к нему приходим, с каким эмоциональным состоянием мы к нему приходим. Это ставит для взрослого человека сложную задачу, то есть нужно как-то уметь регулировать свое состояние так, чтобы, во всяком случае, как можно чаще приходить к ребенку с позитивным состоянием. Так не будет, чтобы всегда мы были идеальны для ребенка.

И более того, к этому не нужно стремиться, потому что опять таки, если мы поставим такую себе задачу, быть идеальной мамой, идеальным папой, мы не будем видеть своего реального ребенка, мы будем преследовать какую-то идею, картинку и утратим контакт с реальным своим ребенком. Давайте вот на эту елочку потребностей будем надевать различные вопросы. Мне кажется, они в тему, чтобы у нас это получилось. Когда мы говорили о безопасности, это наверное вопрос, который часто задают родители. Я как сама мама двоих детей беспокоилась этим вопросом. Сколько времени ребенок должен спать с родителями? И должен ли спать?

Потому что, мне кажется, что когда ребенок с родителями, он чувствует себя в безопасности. Я знаю многих родителей, которые откладывали ребенка с рождения в другую комнату и как бы приучали со временем его там спать, тем самым они говорили, что они формируют самостоятельность в этом ребенке. С точки зрения психологии, до которого возраста ребенок может спать вместе с мамой? И в принципе, полезно это или нет? Это такой вопрос неоднозначный, на него нет такого категорического ответа, но тем не менее, я бы ответила так. Такие физиологические потребности у ребенка, безусловно, есть в том, чтобы находиться как можно ближе к маме.

Если говорить о каких-то ну хотя бы приблизительных периодах, может быть, я бы сказала первые 6 месяцев или первый год. Потому что даже в течение первого года жизни, есть такие вехи возрастные. Первые три месяца это особый переход в 4 месяц, как бы такой небольшой скачок в развитии. Потом серединка года, это 5-й, 6-й месяц, тоже свой скачок в развитии. Хотя бы 6 месяцев, если родители смогут принять ребенка рядом, это будет хорошо для ребенка, в общем-то, наверное, и для мамы. Очень удобно сейчас эти кроватки, которые рядом передвигаются, они решают много вопросов. Но, безусловно, невозможно проигнорировать этот факт, что у родителей есть своя концепция. Сказать им просто, что не надо делать так, как вы делаете, как вы придумали, как вы хотите, как удобно вашей семье с учетом всех членов семьи, этого делать не надо, так тоже невозможно поступить. Вообще, воспитание ребенка в семье это очень творческий процесс.

И все, что делают психологи, детские психологи, взрослые психологи, которые говорят нам о воспитании детей, они предоставляют информацию. И каждый резонирует на что-то другое, на что-то свое, выбирает. Часто обращаю внимание мам, говорю, что вы обязательно слушайте разную информацию. Обращайте внимание на то, на что откликается ваши материнское интуитивное чувство. Как будет правильнее всего. По возможности старайтесь вникнуть в суть явления и понять, что за этим стоит. Какой эмоциональный опыт опять-таки этот младенец получает, когда он плачет в другой комнате. К нему никто не приходит. Ночью никто не приходит. Он получает опыт, что взрослые даже, когда плачет ночью в другой комнате к нему никто не приходит. Это страшно. Какой опыт ребенок получает в этой ситуации? Он получает опыт, что стресс сильнее меня. Потому что я испытал какой-то дискомфорт, меня что-то напугало, у меня что-то заболело. Мы можем знать, что беспокоит младенца, по звуку слышно. Так вот, ребенок ощутил некий дискомфорт, некий страх, некую проблему.

Он предпринимает свои возможные действия и нет никакого отклика. Он получает опыт, что чтобы я не предпринимал, я слабее чем то, что происходит в этой жизни. Выученная беспомощность. Да. Давайте продолжим про нужды ребенка. Мы с вами сказали, что есть номер один. Это безопасность. Номер два - это принятие. Третьим номером я сказала о необходимости ребенка, потребности ребенка чувствовать свою эффективность. Причем даже, говоря снова о младенцах. Здесь зарождается все, что потом будет просто открываться в разном чуть по-другому в другом возрасте. Так вот, даже если говорить о младенце, даже младенцу важно чувствовать себя эффективным, что его плач изменил ситуацию. Она пришла и сделала мне хорошо, что я увидел игрушку, я запланировал до нее дотянуться, я это смог сделать, вот она у меня в руках. Это результат моего усилия, моего плана и моего усилия. Родители здесь могут безусловно, из самых лучших побуждений и не только родители, взрослые, которые с детками работают. Из лучших побуждений они видят, что ребенок сейчас эту игрушку уже захватит, они ее чуточку сдвигают. Так делают несколько раз и ребенок раз за разом чувствует свою неэффективность.

И что делает? Он плачет. Всё воспитание - это отношение. Это отношения. В этих отношениях важно, с одной стороны, это наша личностная готовность к тем психологическим вызовам, которые общение с ребенком и забота о ребенке перед нами ставит. Такая психологическая готовность к этому напряжению. А с другой стороны, это все-таки некоторая азбука того, как с ребенком нужно быть, как с ним общаться, какие особенности его психического развития. Хорошо. Тогда, если с рождения до полутора лет важно эти три элемента соблюдать, давать возможность ребенку находиться в безопасности, принимать его и поддерживает его эффективность. Какие могут быть еще секреты? Или правила? Или какие-то элементы, которым мы можем следовать может быть, когда ребенку уже за полтора. С полутора лет до 5. Может быть для тех родителей, которые сейчас смотрят и они думают, ну предположим, эти три элемента у меня получились хорошо. Что еще могу сделать, чтобы мой ребенок был счастливым? Можно мудрствовать лукаво, можно добавить.

Я бы сказала так, что в разном возрасте будет по-разному меняться проявление этих потребностей у ребенка и того, как мы ребенку даем и это же ощущение защищенности и это же ощущение принятия и то, что у него вызывает чувство своей компетентности. Когда ребенок начинает уже, например, ползать или когда он уже пошел или когда он уже достаточно уверенно бегает. Два годика, в 3 годика это вообще такие уже физически активные детки. Бегает, захватывает всю территорию. И здесь важно поддержать его корректно, поддержать эту эффективность его, чтобы не останавливать его каждый раз, туда нельзя, туда нельзя, здесь остановись, это опасно. Все-таки удерживать этот баланс и помогать ребенку приобретать опыт, наращивать, накапливать этот опыт освоения своего тела, освоение пространства. То есть, я хочу сказать, что это три универсальных момента, которые в разном возрасте по-разному будут проявляться и могут казаться другими задачами. Это одна и та же задача на самом деле. Я вам расскажу историю, когда у меня появился сын Андрюша, им сейчас восемь лет. Где-то приблизительно когда ему было месяцев десять или одиннадцать, может быть год. Я точно не помню.

Я в какой-то момент поняла, что я не супер эффективно могу воспитывать его. Я в какой-то момент поняла, что мне кажется, что-то я делаю не так. Я просто это чувствую чисто интуитивно. Мне бы хотелось по-другому реагировать и как-то поддерживать его. И вот сейчас я понимаю, что это было связано с тем, что вы говорите, потому что вот, например, что я сделала. Я начала искать эксперта, человека, который меня может в этом поддержать, рассказать. Я его нашла. Это была Ольга. Она психолог. Когда я с ней встречалась, я точно помню, была история, когда она была у меня дома в гостях, и Андрюша пришел с водой и он хотел ее срочно выливать на пол. Я сказала: Андрюша, нельзя выливать воду, эй, Андрей. Она горит: ну почему? Он же может где-то ее разливать? Я говорю: неeет! Она: ну вот нигде он не может разливать? Я говорю: нигде в доме он не может разливать. Может быть есть где-то место, где он может в доме разливать воду? Я говорю: нет. Она говорит: а в ванной? Я говорю: да, он в ванной может разливать воду. Она говорит: может быть тогда вы позволите ему это сделать?

Это изменило мою жизнь в прямом смысле этого слова. То есть я поняла, что действительно есть в доме и не одно место, где можно воду разливать. Можно над раковиной, можно ведро поставить. И я могу тогда поддержать его эффективность. Я помню вот это. Для меня было полезно. Такой практический пример, когда я поняла, что я вот этими своими "нет, нет, нет", возможно, торможу его. Действие было, зародился внутри некий импульс и каким-то действием оно должно было бы вылиться. Но мы это действие купировали, не позволили ему реализоваться. А энергия то осталась. И начинается, если накопилось, накопилось, накопилось и начинается то, что мы потом назовем баловством, то есть то, что уже не управляется нами. Когда мы говорим, ребёнок балуется, он не управляется нами. А когда нами не управляется? Тогда, когда мы создали такую ситуацию, что ребенок как бы вынужден самостоятельного решать свои потребности, свои нужды.

А капризы детские это что? Это, наверное, ваш любимый вопрос? Да, это мой любимый. Капризы и манипуляции. Мы еще поговорим про манипуляции обязательно, потому что я же говорю, это коронный вопрос родителей. Давайте баловство, капризы и манипуляции. Капризы. Я попробую аргументировать свою позицию. Может быть неожиданно для родителей. Нет такого поведения, как капризы. То есть, если посмотреть на каприз как на нечто, что ребёнок мог бы не делать, но делает, или мог бы не хотеть, но хочет, это, безусловно, расходится с желанием, с представлением родителя. Но я скажу, что нет такой ситуации, чтобы ребенок мог не делать, но делает. Если он делает, значит он не может этого не делать. И наша задача распознать из какого чувства, из какой потребности он это делает. Давайте рассмотрим вот эту известную историю, я не знаю для многих она известна или нет. Мы здесь, наверняка, поместим красивое изображение ее. В фейсбук многие люди делают репост того, где картинка: стоит папа и его отец и между ними лежит ребенок, который свои эмоции показывает, лежит, упал на пол и они стоят и как будто бы создают для него безопасное пространство, чтобы он спокойно мог прожить все эти эмоции. Это ок или нет как вы считаете?

Я скажу так, что вот, что касается таких ситуаций, это кстати, одна из таких картинок, которые очень пугают родителей. Что делать, если ребенок упал в истерике на пол в магазине и бьёт руками, ногами. Когда он в таком аффекте, он не слышит родителей. То здесь нужно понимать, что есть две линии ситуации. Бывает, действительно, манипулятивное действие ребенка, манипулятивный плачь. Это тогда, когда мы понимаем, что она ориентирована на нас и, если мы обращаем внимание, она усиливается, если мы убираем внимание, она уменьшается. Тогда нам важно, поскольку наш базовый принцип в любой ситуации обеспечить ребенку безопасность, мы ему можем сказать, что, дружочек, ты сейчас очень расстроен, я подойду, буду возле окошка, ты, когда успокоишься, приходи ко мне. То есть мы как бы не поддерживаем эту модель поведения, но мы оставляем ребенка в ситуации безопасности, что я там рядом, я тебя жду, приходи ко мне, когда ты успокоишься. Это та ситуация, когда мы понимаем, что когда мы видим, родитель, принципе, это видит, это именно такая манипулятивная игра на чувствах. Нам важно здесь сохранить, не поддаться переживаниям, ой, что обо мне подумают другие.

Неважно сейчас, что подумают другие, важно максимально конструктивно и безопасно для ребенка и с хорошим выходом. Я имею ввиду, и в качестве опыта и самой ситуации. Решить конкретно эту ситуацию. Если это манипулятивная ситуация, ребенку тоже неинтересно, ни для кого, он тоже успокоится, придет и станет говорить как будто о другом, как будто этого и не было эпизода. И все, ваш контакт установился и вы пошли. В другой ситуации, возможно, вот эта картинка, это та ситуация другого типа, когда ребенка охватывает некий аффект. Это тоже может выглядеть так, что он упал, лежит на полу в магазине, где угодно, на дороге и плачет и все. Аффект ребенка накрыл и несет, он не может ничего с этим сделать. Это мы можем помочь ему этот аффект усмирить потихоньку. Поэтому, если посмотреть на эту ситуацию, как на такую, то родители просто заняли позицию, что этот аффект должен сойти.

И ребенок должен дожить до конца эту ситуацию. Давайте тогда поговорим, как мы можем ребенка поддержать. Потому что то, что я сейчас услышала, вы сказали: я вижу, ты расстроен. Для нас это очевидно, для многих не очевидно, что в этот момент классного вы сделали одной вот этой фразой. То есть давайте поговорим о том, как же классно реагировать в сложных эмоциональных ситуациях. Да, здесь есть, безусловно, свои некоторые шаги. Я попробую опять-таки аргументировать, чтобы как можно точнее донести эту мысль родителям. Когда ребенок в аффекте, когда ребенок в сложном состоянии, например, мы его зовем с площадки игровой, пойдем, он не хочет, когда он упал в магазине, желает, чтобы ему что-то купили, а мы не покупаем, он протестует, и миллион других ситуаций, которые могут случиться.

Во-первых, что нам помогает не выпасть в свое раздражение, не поддаться этому раздражению и гневу и не навалить на ребенка сверху еще своего негодования. То есть усложнить ему в разы ситуацию, нам поможет такой маленький прием, как удерживать внимание на состоянии ребенка, не на себе, а на нем, что с ним происходит. Сначала для себя это описываем, что с ним происходит, и потом ему это описываем. Это решает две задачи, это помогает нам как бы держать ровно свое состояние, не выпадать в аффект, это помогает ребенку, дает ему сообщение, что его увидели, услышали, правильно поняли. Это уже само по себе внутренне срабатывает на понижение аффекта, ему уже легче становится минута за минутой, каждый последующий. Легче совладать с собой. Во-вторых, он слышит от такого нашего сообщения, что меня и таким принимают, меня все равно любят. Я сейчас в таком состоянии, я ничего не могу с собой поделать и меня все равно любят.

Это тоже работает на то, что он возвращается в ситуацию безопасности, постепенно сходит его аффект в этой ситуации. Мы сказали, прокомментировали его состояние и продолжаем его утешать. Утешать. А утешать и жалеть разница есть какая-то здесь? Для ребенка, наверное, нет, но это наша точка, из которой мы его воспринимаем, мы ему сочувствуем. Мы на одном из курсов делаем классное упражнение, где мы отрабатываем различные варианты реагирования на ту или иную ситуацию. Так вот, там кстати есть очень большая разница между жалостью и между сопереживанием для взрослых. И взрослых, когда их жалеют, их это злит. Когда, ой, ну ты бедный, несчастный! Какой я бедный-несчастный?

Ты чего? Я вот подумала, что вполне возможно, мы же не знаем, и часто дети не могут отреагировать в этой ситуации, они могут чувствовать, но не рассказать нам об этом, как и взрослые часто. Не могут сказать: одну минутку, то, что ты сейчас делаешь, наносит мне... создает неприятное ощущение внутри. И мы часто молчим на эти темы, но хорошо бы ему именно сопереживать. Да, в этом совершенно с вами соглашусь. Взрослые могут путать жалею, как проявляю высокомерную позицию, и жалею, как хочу тебе помочь, очень сочувствую. Это разные чувства. Когда мы сохраняем чувство, что мы ему сочувствуем, понимаем, что ему сейчас очень сложно. Нам сложно, ему в разы сложнее. То, что он внутри этой центрифуги эмоций и нам нужно его утешить. Помогает спокойный комментарий, что с ним происходит. Он слышит узнанным, он слышит принятие и постепенно успокаивается.

Нам это тоже помогает остаться в позиции спокойного взрослого, который способен дать ребенку безопасность эмоциональную, физическую в полной мере. Я бы ещё добавила нулевым шагом, когда особенно зарождается ситуация конфликтная, родитель должен решить, такая классическая ситуация с тем же магазином, когда ребенок начинает что-то просить, давай купить, родитель для себя должен изначально сразу решить, он это готов купить или он точно не будет этого делать. Чтобы избежать ситуации, когда он сначала отказывает, отказывает, возмущается, рассказывает, почему нет, а потом говорит, да ладно, всё, на, купили, все успокойся только, пошли. Вот этого важно избежать, потому что это дает повод для того, чтобы ребенок использовал этот приём в дальнейшем.

Что можно вот так надавить эмоционально и родитель сдастся. Здесь нам важно удержать ровную линию, и тогда ребенок на нас может опереться. Потому что мы точно знаем, почему мы это делаем, точно знаем почему мы отказываем и мы помогаем ему принять этот отказ. Особенно возраст 2 - 3 года, это такой возраст, когда у ребенка зарождается ощущение своей собственной воли. Он чувствует, что изнутри него рождается это желание, я хочу, я буду, не буду. В зарубежной возрастной психологии есть такие маркеры, что в два годика появляются такие слова "не буду". Причем он говорит "не буду", следом он готов согласиться, но он должен сначала сказать "не буду". Именно это такое внешнее, потому что внутри ребенка зарождается воля. Он ощущает, что рождаются его желания. И как важно не надломить.

То есть важно дать ребенку опыт двух типов. С одной стороны важно дать опыт, что тебя слышат и с тобой считаются. То есть точно есть ситуации, когда мы можем услышать его "не буду". Ну хорошо, тогда нет. И дать другой опыт, что есть ситуации, с которыми приходится нам всем смириться. Тебе это не приятно, я помогу тебе пережить это неприятное. Ты будешь плакать, ты будешь возражать, ты будешь, возможно, кричать и беситься. Я смогу это пережить, я смогу переждать, я помогу тебе принять этот факт. Давайте, например, рассмотрим жизненную ситуацию, ребенок заболел, приезжает скорая, ребенку нужно сделать укол.

И вот есть мама, которая говорит: я помогу тебе прожить эту ситуацию, нам придется сделать укол. Есть папа, который говорит: если через минуту, я сейчас посчитаю до 60-ти, ты не замолчишь и не ляжешь покорно, я тебя скручу, буду держать и тебе этот укол уколют. И в итоге, он берет ребенка, скручивает, держит, ему делают укол. Чем это чревато? Даже в этой ситуации можно ребенку проговорить, что я понимаю, тебе страшно, мне придется тебя сейчас сжать, чтобы укол этот сделали. Прости меня. Проговорить, что я понимаю, что это не хочешь и, что я вынужден так поступить. Ну то есть, если какая-то крайняя ситуация, если у вас есть возможность так не делать, то, безусловно, в выигрыше будет тот родитель, который сможет все таки как-то с ребенком договориться. Невозможно так быть всегда, так идеально, как может возникнуть этот образ, так не бывает всегда. Но есть такая некая пропорция, опять-таки в психологии, тоже теория привязанности, что родитель должен безопасным быть хотя бы 70 - 75% ситуации. Наташа, давайте немного поговорим о ненасильственном общении.

Для начала, давайте определим, что такое насильственное общение и далее, если можно, пару буквально правил ненасильственного общения. Если хотите, можем как-то вместе это обсудить. Вот вы сейчас описали ситуацию с папой, который скрутил. Это, конечно, чистое насилие, которой родитель осуществил и порешали ситуацию. Ненасильственное общение, это когда у нас в центре внимания удерживаем потребности мои, твои, как собеседника, меня, как родители, тебя как ребенка. Мы можем ими обмениваться. Практика ненасильственного общения в общем идея, в основе которой лежит "я сообщение", то есть когда мы сообщаем о своих чувствах своему оппоненту, своему партнеру по ситуации. В первой части нужно увидеть то, что вижу, не употребляя "ты".

Это было все-таки Я - сообщение. Расстраивает когда такое происходит, например, как бы я хотела, чтобы было по-другому. Подкрепление чтобы хорошего было тогда. И круто, когда получается с детьми говорить именно в такой парадигме и это, в том числе, действительно, мне кажется, может сделать ребенка счастливым. Когда это не взрывающейся родитель, который переносит на него весь свой накопленный негатив за день, который получил на работе, а это когда несмотря на различные ситуации, которые происходят. Это перед тобой такой же человек, как и ты, только еще и маленький, которому сложнее, который не так все понимает.

У меня такой вопрос дети ведь и приходят как бы разными и плюс добавляется еще воспитание. Как вы думаете в пропорции, в процентах это сколько? Сформированного, скажем, на небесах или у мамы в животе. И сколько добавляется воспитанием? Как вы считаете? Я вам скажу здесь интересную мысль. Я в начале нашего разговора говорила о том, что современной нейронауки изучают это. Это авангардная линия исследования, то есть передовая линия исследования. Как ранний опыт, то есть опыт отношений формирует мозг, моделирует мозг ребенка. Как раз эти науки дают на этот вопрос ответ такой, что, если раньше лет 15-20 дискутировался что преобладает, что ведет гинетический код или воспитание.

То сейчас, что известно уже о развитии мозга в раннем детстве дает основание сказать так, что социальный опыт, то есть опыт отношений, формирует то, как будет раскрываться генетическая программа, влияет на то, как генетическая программа будет раскрываться. Для большей наглядности на таком примере скажу. Депрессия имеет свой ген. Склонность к депрессии это генетическое в общем-то заболевание. Этот ген может быть в структуре днк, в структуре генотипа. Но обстоятельства и качество отношений может быть такое, что этот ген начнет активно проявлять себя или не начнет. Наш социальный опыт в раннем детстве влияет на то, как будет раскрываться наша генетическая программа. Качество отношений - это одно из определяющих вообще нашего здоровья и психического и соматического, то есть физического и, безусловно, вот этой способности чувствовать себя счастливым человеком.

Язык счастья нам доступнее взрослым, если он был нам знаком в раннем детстве. То есть, если в раннем детстве наш мозг сложился, выстроились нейронные сети таким образом, они зафиксировали много вот этих моментов безопасности, контакта, радости общения, радости принятия, то нам взрослым очень легко к этому опыту обращаться. В общем-то, каждый из нас взрослый несет в себе какую-то за плечами историю своего детства и какой ресурс тех людей, у которых за плечами это счастливое воспоминание. Говоря о детстве, они погружаются в палитру этих приятных воспоминаний и насколько тяжелее этим взрослым, которые за словом детства тяжелые воспоминания. Эта теория привязанности, о которой я вначале немножко говорила, она очень многие моменты проясняет.

От этого типа отношений, которые складываются в раннем детстве, как минимум, это будет влиять на то, как мы будем общаться с другими людьми, как мы будем вообще коммуницировать. Мы будем легко вступать в контакты или нам это будет сложно. Будет интересно рядом с людьми или будем стараться уйти. Нам будет страшно рядом с людьми или нет, или мы будем из исходной базовой позиции, что человек, в принципе, нам ничего дурного не желает. Потому что, если мы живем с позиции, что человек, это источник опасности, то мы избегаем этих контактов. И как обычно включаются самосбывающееся пророчество, когда ты думаешь, что человек к тебе плохо настроен, ты плохо настроен к нему. И ведешь себя подобным образом. Наташа, чтобы вы могли сказать нашим зрителям и какие-то давайте возьмем 3 каких-то пожелания, наставления исходя из всего опыта, который у вас есть, для родителей, которые действительно хотят создать счастливую жизнь для своих детей, воспитать детей счастливыми и радостными. Какие три задания мы бы с вами могли им дать. У меня есть в заготовочки.

Такие три задания. Если позволите, уважаемые родители, сформулировать как задания. Первое это интересоваться психологией ребенка. То есть для того, чтобы мы лучше друг друга понимали, нам нужно чуть лучше понимать мир ребенка. Он функционирует немножко по-другому, чем мы взрослые. То есть, если мы понимаем что у ребенка до определенного возраста не сформированы лобные доли, то есть те, которые обеспечат функцию торможения, то мы точно знаем, что наши слова "успокойся сейчас же", они бесполезны и, более того, они токсичны, потому что ребенок не может успокоиться, вернее так, он что-то переживает негативное, рас мы требуем, чтобы он успокоился. Во-вторых, он не может успокоиться нет у него этого ресурса психического.

А, в-третьих, он слышит от нас, что мы недовольны. Так вот, если мы некоторую азбуку возрастной психологии для себя узнаем, хотя бы у нас ребенок какого-то возраста, поинтересуйтесь об этом возрасте. Это первое, что может сделать родитель. Второе это, конечно, нарабатывать некоторые навыки. Есть тренинги, это можно делать самостоятельно вследствие такого самоанализа своего поведения. Один из таких навыков, это как бы ни банально прозвучало, наблюдать ребенка. То есть попытаться освободиться от каких-то своих конструкций, установок, ожиданий. Смотреть на него, какой ты, что тебя радует, как меняется твое настроение, как ты проявляешь свою потребность, как ты успокаиваешься, как легче тебя утешить. Просто всматриваемся, наблюдаем и собираем это понимание своего ребенка, самое настоящее именно его. И третий момент, это немножко и переосмыслить свое собственное детство.

Вспоминать об этом, думать об этом, анализировать его, но анализировать в таком конструктивном ключе, не копить в себе претензии к родителям, а в конструктивном ключе. То есть какие действия родителя были для нас болезнями тогда, чего мы хотели в тот момент от нашего родителя, но он почему-то не смог так сделать. Смотреть на себя с этой точки зрения, на себя, как сейчас родителя. Уже наша психика так устроена, что модель поведения родителя мы усваиваем будучи еще ребенком. Мы понимаем, что я - ребенок, ты - родитель. Ты в этой ситуации ведешь себя по отношению ко мне таким образом, значит так надо. Есть такие исследования, которые показывают, что женщины, когда ждут своего первого ребенка, у них особенно актуализируется проблемные отношения с мамой.

Все чаще всплывают картинки из детства. Психика пробуждает тот опыт, который был в детстве. Ему психикой зафиксирован относительно каких-то способов поведения подошли к маленькому. ребенку и Нам нужно это переосмыслить, нужно сознательно отнестись к тому, что мы усвоили в детстве, что-то оставлять, что-то было замечательно, прекрасно. Это давало нам силу, вдохновение, давало нам чувство, что мы любим, а что-то было для нас болезненным. Понимать что и предлагать своим детям другую форме поведения. Я в свою очередь тоже дам три задания супер коротких и очень надеюсь, что каждый из вас сегодня это задание выполнит прямо перед сном. Поговорите с ребенком о том, за что вы благодарны и за что он благодарен в этой жизни.

Обязательно, скажите своему ребенку, за что вы цените его, подарите ему признание. Расскажите, что в нем есть уникального, что в нем есть такого классного и, что вы цените в нем больше всего. И момент номер три. Скажите своему ребенку, как сильно вы его любите и скажите, что любите его абсолютно разным, и он может быть любым. Спасибо большое за это интервью. До встречи на канале "Алла и счастье". Ставьте лайк. Подписывайтесь на канал и напишите в комментариях, удалось ли выполнить наши задания и какие крутейшие результаты после этих заданий вы получили. Пока. Пока.
.
Похожие
Комментарии (1)
Ваши советы уже в работе, только сейчас осознала, что в модели моего поведения есть, то что было в моих родителях.
Новые рецепты
Кулинарные шоу
МастерШефМастерШеф Все 12 сезонов
Популярное сейчас
Контакты
«ИноЕда» 2020-2021